Публикации

1.07

«Укртатнафта» наращивает переработку нефти и отгрузку битума

Крупнейший украинский НПЗ «Укртатнафта» 30 июня нарастил переработку нефти до 10,5 тыс. т в сутки, в связи с чем ожидается увеличение выработки всей линейки нефтепродуктов. Об этом enkorr сообщил представитель НПЗ.

«От рынка есть заявка на увеличенные объемы бензина. Решили подгрузиться до 10,5 тыс. т по сырью, протестируем возможности наших «первичек», – сообщил топ-менеджер завода, пожелавший не называть своего имени.

Параллельно завод наращивает отгрузки битума.

«Вчера отгрузили 1 800 т в сутки, это наш рекордный объем, который мы делали и в прошлом году», – рассказал собеседник.

По его словам, помимо текущей выработки в объеме 1400-1500 т, завод выгружает и накопленные ранее объемы, которых скопилось около 8 000 т.

По данным enkorr, увеличение отгрузок битума связано с возобновлением полноценного бюджетного финансирования, недостаток которого отмечали трейдеры в начале июня. Это привело к серьезным финансовым разрывам.

Спрос на бензин в июне-июле связан с ремонтными работами на Мозырском НПЗ, а также со снижением переработки нефти на НПЗ «Нафтан». В мае «Укртатнафта» заявила, что cможет полностью обеспечить украинский рынок бензинами в случае прекращения их поставок из Беларуси. На заводе также отметили, что увеличение производства бензинов в Украине приведет к соответствующему увеличению производства дизельного топлива и сжиженного газа.

В 2021 году «Укртатнафта» планирует нарастить переработку нефти до 3,5 млн т (9,6 тыс. т в сутки). Согласно данным НПЗ, в случае создания благоприятных рыночных условий, в частности коррекции налоговых ставок на сжиженный газ и бензин, предприятие может нарастить переработку нефти до 7 млн т в год. Однако в первом полугодии текущего года предприятие сохраняет прошлогодний темп, отмечая насыщенность рынка импортом бензина и дизтоплива.

По материалам интернет-издания «Enkorr»: https://enkorr.ua/ru/news/ukrtatnafta_narashchivaet_pererabotku_nefti_i_otgruzku_bituma/246834

22.06

Производство настоящего бензина и дизеля на примере ПАО «Укртатнафта»

Сложное и дорогостоящее оборудование, десятки этапов очистки: как на самом деле производят бензин марки А-95, А-92 и дизельное топливо?

Эксклюзивные кадры с единственного самого мощного нефтеперерабатывающего завода в Украине подробнее — в программе «Гроші» от 16 июня 2021 года:

16.06

Кременчугский НПЗ начнет переработку алжирской нефти

АО «Укртранснафта» увеличила корзину сортов нефти, что транспортировалась нефтетранспортной системой Украины, до семи. В июне этого года Укртранснафта впервые транспортирует алжирскую нефть — Saharan Blend. Об этом сообщили в компании.

Нефть предназначена для переработки на Кременчугском НПЗ.  В НефтеРынке отмечают, что за первые 13 дней июня растаможено 38,7 тыс. т ливийской нефти El Sharara. А также 7,9 тыс. т из Алжира — Saharan Blend.

Отметим, что в порт Одессы, в середине мая, зашли два танкера Saint George с грузом алжирской нефти и Kriti Samaria с нефтью из Ливии. Общий объем партии составит по 80 тыс. т каждая. 

На заводе отмечают, что африканская нефть начала поступать в трубу и на заводе ее ожидают через месяц. Он будет перерабатываться в смеси с Azeri Light, которая по своим свойстам похожая на нефть из Ливии и Алжира.

По материалам интернет-издания «Нефтерынок»: http://www.nefterynok.info/novosti/kremenchugskiy-npz-nachnet-pererabotku-aljirskoy-nefti

4.06

Почему когда газ дешевеет, автовладельцы об этом не знают?

Рынок топлива в Украине стал острой темой, причем именно благодаря государственным регуляциям.

Впервые за много лет цены на бензин и дизтопливо стали предметом регулирования и получили статус социально значимых.

Государственное регулирование это не лучший вариант. Рынок конечно против, но пока уровень регулирования в «удовлетворительных» ценовых пределах, АЗС работают.

Причем эффективность этого механизма на самом деле не в защите от увеличения цены, а наоборот в ее уменьшении при уменьшении базовой (закупочной) стоимости. Поскольку привязываясь к базе европейских котировок держать высокую розничную цену и высокую маржу продавцам уже не так просто.

Украинцы в основном употребляют три вида топлива и на стелах АЗС в Украине вы увидите три главные позиции: дизельное топливо (63% в потреблении), бензин (18%) и сжиженный газ (19%).

Но если вы заглянете в постановление правительства о социально значимых товарах, то увидите там лишь два. Сжиженный газ оказался «вне зоны досягаемости».

Очевидно, что это совсем не логично, ведь товар позиционируют как «социальный», как самый дешевый. Разве ценовое регулирование не должно обеспечить т. н. «уязвимые слои»?
Предполагаю, что поскольку цена на автогаз меньше почти вдвое за цену бензина и дизеля то чиновники решили ее не защищать, вроде и так все хорошо.

Конечно в соотношении к бензину или дизелю она будет социальной. За счет «социального акциза», что вчетверо меньше бензиновый акциз и в два с половиной раза за дизельный .
Но заботясь о снижении злоупотреблений в основе розничной цены должна быть цена закупочная, а не налоги и остальные расходы.

Однако, именно благодаря такой разнице сжиженному газу удается быть незаметным в колебании цен, в отличие от бензина и дизеля, базовую стоимость которых вычисляет НАК «Нафтогаз» и Минэкономики.

Где доказательства спросите вы? Анализируем данные: по котировкам DAF Brest автогаз (пропан) стоил 1 марта — 560 долл./ т, а по состоянию на 1 июня-440 долл./т, курс доллара (НБУ) в соответствии составил 27,9456 грн. и 27,4674 грн.

Средняя цена на автогаз составляла на 2 марта 2021 г. — 15,39 грн., а по состоянию на 02 июня 2021 г. -15,70 грн.

Теперь считаем: снижение за счет курса возможно на 47-48 коп. за счет изменения котировок – до 1,92 грн., в целом имеем до 2,39 грн.-2,40 грн.

Видели ли автовладельцы подобное снижение на стеле?

Вот вам и ответ, как незаметно возможно зарабатывать на «социалке», быть «уязвимым» благодаря акцизу, и соответствовать трендам только при повышении цен.

Почему чиновники этого не замечают, или замечают, но не вмешиваются — вопрос открытый. Если правительство взялось регулировать рынок, то наверняка и условия должны быть
одинаковыми для участников, и отвечать они должны в первую очередь интересам украинцев.

По материалам интернет-издания «УНИАН»: https://www.unian.net/economics/energetics/pochemu-kogda-gaz-desheveet-avtovladelcy-ob-etom-ne-znayut-novosti-segodnya-11441575.html

2.06

Круговорот энергозависимости – Украина-Россия-Беларусь

Недавние события в Беларуси с посадкой самолета и реакция Украины в виде запрета авиасообщения, информация от белорусских нефтеперерабатывающих заводов по остановке поставок — все это дало запрос на дальнейшие моделирование ситуации взаимоотношений наших стран.

Политические решения это всегда экономические последствия. Энергетика — это одна из ключевых сфер, где баталии идут не первый месяц и уже и не год. Защищаем энергонезависимость, в очередной раз запрещаем импорт электроэнергии.

Но энергетика не ограничивается только электрической энергией. Зависимость Украины от белорусских энергоносителей в виде нефтепродуктов не меньше чем от России, с которой мы воюем.

На сегодня Украина в целом на 80% зависима от импорта дизельного топлива и сжиженного газа, на 50% — от импорта бензина. Такая структура рынка сформирована уже не первый год, и пока что ни одна власть даже не задумывалась над тем, чтобы ее изменить. Советская система экономики не предусматривала экспортоориентированности украинской нефтепереработки. В Украине существовало 6 нефтеперерабатывающих заводов (Кременчугский, Лисичянский, Херсонский, НПК Галичина, Одесский, Нефтехимик Прикарпатья) и 1 газоперерабатывающий (Шебелинский). Поставки нефти предполагались из союзных республик, к ним и предполагалось поставки готовой продукции.

В 1999-2000 годах российскими компаниями был приватизирован Херсонский НПЗ (мощность переработки 18,6 млн т. в год), Одесский НПЗ (мощность переработки 2,8 млн т. в год), Лисичанский НПЗ (мощность переработки 23,7 млн т в год).

Сокращение объема производства за период с 2003 года по настоящее время в первую очередь было связано именно с действиями РФ, являвшаяся основным поставщиком сырья и которая остановила эти поставки с учетом потерю интереса производства в Украине. Из-за прекращения регулирования рынка нефтепродуктов и установления льгот для импорта горючего в 2006 году некоторые заводы были остановлены, а объемы переработки упали до 1,7 млн т. (для примера 2001 году объем нефтепереработки составил 21 млн т.).

За период с 2012 года по 2019 годы произошло сокращение объемов внутреннего производства топлива и увеличилась доля импорта в структуре потребления, прекратился экспорт нефтепродуктов.

Действующими в Украине остались только два завода (Кременчугский и Шебелинский), что географически которые находятся в середине страны, а от поставки сырья и экспорт готовой продукции непременно натыкается на стоящую логистическую составляющую, которая выбивает все «экономические козыри» собственного производства.

Но вернемся в Беларусь, которая рядом с Россией является ключевым импортером топлива в Украину. Если взять данные 2020 года, то с этого импорта почти 78% составляет белорусский бензин (851 тыс. т), а доля импорта дизеля из Беларуси составляет 35% (2,18 млн т.), доля импорта сжиженного газа — 16% (265 тыс. т.). Как следствие, мы имеем постоянные предкризисные ситуации, то Россия ограничивает поставки, то Беларусь. Украинский рынок нефтепродуктов и его потребителей постоянно испытывают на прочность.

Почему так сложилось? Опять же ответ в экономике. Украинский рынок топлива является премиальным для импорта, это означает, что в Украину выгодно импортировать и получать прибыли за счет немалой маржи.

За счет чего она формируется? За счет минимум трех составляющих: логистических, сырьевых и налоговых. Во-первых, возвращаясь к советскому наследию и близости границ, Россия и Беларусь имеют «бонус» в логистике. Во-вторых, предыдущие российско-белорусские договоренности в поставках нефти по низким ценам, синхронизировались в «сырьевой бонус». И в завершение экспорт нефтепродуктов стимулирован льготной экспортно-таможенной политикой государства. Все это дало возможность Беларуси «прокачать» нефтепереработку до высокого уровня.

Подытоживая, можно сказать, что в развитие нефтепереработки наших соседей было вложено немало денег украинцев, которые стали потребителями их топлива.

Поэтому, кто от кого зависит больше — Беларусь от Украины или наоборот — еще под вопросом.

А что же отечественные производители спросите вы? Украинские НПЗ перерабатывают почти все сырье (нефть и газовый конденсат) отечественной добычи. Но нефть также и импортируем, причем по реальным мировым ценам. Стоимость логистики с середины страны делает экспорт низкоконкурентным. Таким образом, все это ориентирует отечественную нефтепереработку на внутреннее потребление в Украине. Внутреннее производство покрывает около 50% по бензину, 16% по дизелю, 20% по сжиженному газу.

Возникает логичный вопрос, а почему не увеличить объемы производства и переформатировать рынок. Недавнее заявление Кременчугского НПЗ о возможности покрытия «провала» белорусских поставок увеличением производства на самом деле является вполне реальным. Но именно в условиях когда есть потребность рынка в бензине.

Связано это со следующими нюансами.

Нюанс первый. Структура потребления топлива в Украине, сформировавшаяся за последнее десятилетие деформирована. В 2012 году потребление бензинов в Украине составил 4,2 млн тонн в год, а в 2020 году — 2,1 млн тонн (-50%). В тот же период потребление сжиженного газа на транспорте выросло с 0,8 млн тонн до 2,03 млн тонн в год (+253%). На рынке произошло замещение бензинов сжиженным газом.

В Украине же, на фоне падения потребления бензина до 18% в 2020 году с 46% в 2012, показатель потребления сжиженного газа вырос с 8% до 20% соответственно. Для примера: в странах ЕС сжиженный газ — это около 1%, в некоторых странах — это 4,5% (Италия, Литва), и практически единичные случаи, когда это около 8% и больше (Польша, Болгария) (таблица).

Причиной сокращения производства и импорта бензинов стало их замещение импортным сжиженным газом. Причина роста спроса на сжиженный газ связана с его почти вдвое более низкой ценой по сравнению с бензинами в розничной торговле.

Один из главных факторов, определяющий такую разницу в ценах являются различные ставки акцизного налога, входящие в конечную стоимость горючего.

Так, ставка акциза на бензин составляет 213,5 евро за 1000 л, на сжиженный газ ставка акциза 52 евро за 1000 л, то есть в четыре раза меньше.

Такая искусственная диспропорция в ставках акцизного налога была установлена еще в 2011 году, для содействия олигархам, которые имели прямые поставки с российских заводов с целью перераспределения рынка нефтепродуктов. Сегодня эта система не изменена, законопроект №4098, балансирующий акцизы, с сентября прошлого года Верховной Радой не рассмотрен.

Нюанс второй. Переработка нефтепродуктов технологически предусматривает на выходе в среднем 25-30% бензина, 25-40% дизеля и 4% сжиженного газа и других продуктов. Увеличение объемов производства дизтоплива и сжиженного газа требует дополнительных рынков сбыта для бензинов. Увеличение спроса на бензин обеспечит экономическую целесообразность производства дизтоплива. Но тут и проявляется первый нюанс — потребление бензина упало и дальше падает. Относительно возможного экспорта было написано выше — экономика берет свое.

Так может все-таки газ? Даже при условии реализации инвестиционных проектов АО Укргаздобыча и частных компаний увеличение объемов сжиженного газа возможно до уровня 30% от объема потребления. В Украине отсутствует достаточная инфраструктура хранения и накопления СУГ (ГНС), что в нынешних условиях дает возможности хранения ограниченных объемов, которых хватает для обеспечения потребности рынка на 1-2 недели. Рост объемов потребления СУГ и привязка акцизного налога к курсу евро приводит к постоянному колебанию цен, особенно в условиях низких температур (поскольку в странах ЕС основное направление использования СУГ — коммунально-бытовые потребности и нефтехимическое производство). В отдельных периодах (например, февраль 2021) стоимость тонны СУГ по котировке DAF Brest была выше стоимости бензина (LPG — 545 долл. Бензин — 532 долл.). От так СУГ был реально дороже чем бензин. Переходя на газ, мы лишь увеличим зависимость и собственноручно уничтожим собственное производство нефтепродуктов.

Таким образом, колебания с ограничением поставок с белорусских НПЗ — это часть замкнутого круга энергозависимости Украина-Россия-Беларусь, которое уже давно нужно разорвать. Первым шагом должно стать то, о чем уже давно говорят и производители и трейдеры — сбалансирование акцизов на топливо, что даст толчок для выравнивания рынка и возможности наращивания собственных мощностей. Параллельно государство должно создать механизмы для обеспечения диверсификации поставок на уровне не более 30% из одного источника.

Сегодняшняя ситуация является еще одним прямым сигналом для властей, что откладывание проблем не избавляет от них. Нужно действовать, и времени на переходные решения уже не осталось.

По материалам интернет-издания «УНИАН»: https://www.unian.net/economics/energetics/krugovorot-energozavisimosti-ukraina-rossiya-belarus-novosti-segodnya-11438299.html?