Транснациональная финансово-промышленная нефтяная компания "Укртатнафта"

Архив Новостей

Равиль Муратов: "Украина - наш партнер, и наше сотрудничество не разовое, а долгосрочное"

Интервью с первым заместителем премьер-министра Татарстана, председателем наблюдательного совета ЗАО "Укртатнафта"

- Почему из всех стран СНГ Республика Татарстан особое внимание уделяет сотрудничеству с Украиной?

- Еще с советских времен экономика Татарстана была тесно связана с экономикой Украины. Это и самолетостроение, и двигателестроение, и нефтехимия, нефтепереработка… да и многое другое. Зачем же уничтожать то, что исторически сложилось, работает и приносит взаимную выгоду? Разрушить сотрудничество можно мгновенно, особенно если за дело берутся политики определенного толка. Но для того чтобы восстановить утраченное, нужны годы. Мы постарались сохранить и приумножить экономические связи, контакты Татарстана и Украины. Не все получилось. Хотя многое удалось сделать. Многое делается…

- Самое крупное совместное предприятие - "Укртатнафта". Вокруг него и Кременчугского нефтеперерабатывающего завода в последнее время постоянно возникают конфликты. С чем это связано? Очередной передел собственности?

- Все проблемы связаны, прежде всего, с неопределенной ситуацией, которая существовала долгое время, многие годы. Пакет акций был раздроблен. Ни у кого не было консолидированного пакета, который позволял бы осуществлять контроль над заводом и в результате, естественно, невозможно было делать какие-либо крупные инвестиции. В такой ситуации никогда никто не станет рисковать.

При этом не стоит забывать, что Кременчугский нефтеперерабатывающий был построен именно с учетом специфики переработки нефти Поволжья. Не за горами 2005 год, когда новые требования к качеству бензина, мазута будут введены в Европе. Если сейчас, немедленно не начать реконструкцию завода, если его не модернизировать - через полтора года это просто будет груда металлолома, от которой ни прибыли, ни дивидендов не будет. Да, за это непродолжительное время, до введения новых требований, кто-то успеет получить личную выгоду, но проиграет государство и в настоящем, и в будущем, отняв у самого себя перспективу стать серьезным экспортером нефтепродуктов в Европу. Завод, как и любое иное предприятие, должен иметь одного хозяина. Иначе толку не будет. Кто может стать хозяином? Тот, кто способен гарантированно обеспечить завод нефтью, у кого есть нефтяное сырье. Кажется, это уже понимают все. У нас есть нефть, и мы готовы вкладывать инвестиции. Надеемся, что сейчас неопределенность, наконец, закончится, а начнется нормальная работа.

- А если все будет продолжаться так же, как и до сих пор? Если при всех явных перевесах и преимуществах вам не удастся реализовать свои планы полностью?

- Мы начали поставлять нефть в Украину еще в 1992 году. Вы помните, каким неустойчивым, неуверенным был тогда украинский рынок. Но с самого начала, благодаря поставкам нефти и ее реализации, мы получили средства для оказания помощи Черноморскому флоту. Средств для нормального финансирования флота у России тогда не было. Помните тот нелегкий период дележа? В Севастополе была напряженная ситуация. Мы решили ряд социальных проблем флота, и положение удалось стабилизировать. Помощь флоту оказываем до сих пор. И дома строим в Севастополе, и оборудование покупаем для военных госпиталей…

Когда Леонида Кучму избрали Президентом Украины, одним из первых вопросов стала стабилизация нефтяного рынка. Практически сразу же президенты Украины и Татарстана договорились о ежемесячных поставках 500 тыс. тонн нефти. В Украине тогда не хватало горючего для уборки урожая. Мы откликнулись, хотя никаких нормальных схем возврата денег за поставленную нефть разработано не было. Перед нами стояла задача: помочь Украине убрать хлеб. Поверьте, аналогичные ситуации возникали неоднократно. Какие-то долги нам еще не вернули… Но мы всегда знали: Украина - наш партнер, и наше сотрудничество не разовое, а долгосрочное. Сейчас "Укртатнафта" - один из крупнейших украинских налогоплательщиков, я уж не говорю о стабилизации цен на рынке нефтепродуктов, бесперебойных поставках, то есть тех вещах, которые укрепляют экономику.

- В общем, не в первый раз создается ситуация, когда понятия "личное" и "государственное" сознательно путаются. Вы считаете, что проблемы "Укртатнафты" и Кременчугского НПЗ созданы искусственным путем? Почему в таком случае вы продолжаете борьбу за будущее завода? Насколько известно, предприятие, аналогичное Кременчугскому, уже построено в Нижнекамске. То есть пути отхода, ухода с украинского рынка вы все-таки готовите?

- Не хочется бросать начатое хорошее дело на полдороге. Но Украина должна понимать: если нефть не придет из России, она сюда ниоткуда не придет: ни из Арабских Эмиратов, ни из Саудовской Аравии… Труба так проложена, во-первых, а во-вторых, никто из западных стран не захочет решать здесь те проблемы, которые существуют и объективно, и субъективно.

Давайте посмотрим с экономической точки зрения. На завод поставляется нефть по определенной цене, она перерабатывается, полученные нефтепродукты продаются заводом по другой цене - выше, чем стоимость сырца. Где образовывается прибыль? На заводе. А это и зарплата рабочих, и бюджетные отчисления. Украинских рабочих, украинского бюджета прежде всего… Это обыкновенная экономика, против ее законов не поспоришь. Поэтому те, кто преследует личную выгоду, пытаются подвести политическую базу под происходящее. А вопрос лишь в том, кто получит прибыль: государство или дельцы.

Вы знаете, мы прошли много украинских судебных процессов, имущественных споров. Но мы уверены в своей правоте, поэтому уже сейчас, по заданию наблюдательного совета "Укртатнафты", разрабатываем план модернизации Кременчугского НПЗ. Татарстан готов инвестировать в это производство не менее 300 млн. долларов, потому что речь идет о сотрудничестве правительств и государств. Долгосрочном сотрудничестве. А не о кулуарных договоренностях полуполитиков, полубизнесменов Петренко с Ивановым.

Мы работаем на основе серьезных правительственных договоренностей. При этом не стоит забывать, что Татарстан - субъект Российской Федерации. То есть наша работа - одна из граней российско-украинского сотрудничества. Посольство России, Виктор Степанович Черномырдин помогают нам решать многие вопросы нынешних непростых отношений. Я хочу подчеркнуть, что наши принципы - это устойчивость и стабильность. Запасов нефти у Татарстана лет на 30 хватит. Желание работать вместе с Украиной - есть, понимание, каким образом реализовывать общие задачи, - тоже. Главное сейчас - не упустить время. Если еще немного порассуждать, кому отдавать пакет акций НПЗ, кому - не отдавать, итог будет закономерным. Завод станет никому не нужным.

Рынок Украины для трех российских крупных компаний, в том числе и для "Татнефти", мал, тесен. Ни один инвестор, ни одна нефтяная компания сюда не придет, если не увидит перспективу - экспорт дальше в Европу. Нужно создавать всю цепочку: от добычи нефти - до ее совместной переработки и продажи. Тогда будет польза.

- Сейчас на завод должно прийти новое руководство, а что будете делать со старыми проблемами? Суды еще не окончены. В прошлом году была правительственная ревизия, и, насколько известно, тогдашнее руководство Кабмина заставило подписать вас ее акт, с которым татарская сторона была не согласна, потому что он не соответствовал действительности. Более того, один из членов наблюдательного совета, представитель Татарстана, на последнем заседании прямо обвинил бывшее руководство завода в, прямо скажем, злоупотреблении доверием партнеров.

- Для нас сейчас очень важно, что мы имеем контрольный пакет. Мы должны создать более высокий уровень управления производством. Есть такое понятие - "культура корпоративного управления". Так вот, нужно взять на работу эффективных менеджеров, создать прозрачную финансовую схему и начинать работать. Пока полностью прозрачных финансовых схем мы на Кременчугском НПЗ не видели. Мы знаем те негативные моменты, которые там были. Дело поправимо. Я не думаю, что существует какой-то идеальный завод. Есть минусы, есть плюсы. Мы не ставим перед собой задачу кого-то в чем-то обвинять. Мы хотим наладить работу. Всю. В комплексе. А если постоянно выяснять, кто виноват, - некогда будет работать.

- Возможно, и не будете выяснять, но вас сейчас пытаются обвинить в том, что Татарстан "скупает Украину по дешевке", депутаты кричат о "российской экспансии", требуют немедленного разбирательства…

- Есть очень показательный пример. Когда-то, сразу же после распада СССР, Татарстан хотел, памятуя, как люди любят отдыхать в Крыму, построить там здравницу. Мы предложили отдать нам один из недостроенных объектов, заложенных еще в советские времена. Ну а потом, после распада, понятно, финансирование прекратилось, у Украины средств на достройку тоже не было. Сразу же начались крики - не отдадим, это же наша собственность и т.д. В результате так тот "недострой" до сих пор и стоит. Уже почти совсем развалился. Потому что была занята неправильная позиция.

Люди все равно куда-то поехали отдыхать - в Турцию, например, в Испанию... Турция и получила прибыль вместо Украины, Крыма. Кстати, тогда громче всех кричала оппозиция. Вот вам результат политики. Своеобразной, мягко говоря, политики.

Сейчас есть уверенность, что ничего похожего не случится. Всем нам пора взрослеть и в политическом смысле, и в экономическом. Я думаю, нам хватит и терпения, настойчивости, чтобы сделать из Кременчугского НПЗ современное высокотехнологичное предприятие, а из "Укртатнафты" - крупнейшую компанию, работающую в интересах и Украины, и Татарстана.

"Зеркало недели", № 3 (428), 25 - 31 января 2003 года

Версия для печати

 

 © 2018 ПАО Укртатнафта
Подписка на рассылку новостей:

Новости
Публикации
Наши потребности
Наши предложения